Press "Enter" to skip to content

Приют одиноких сердец

История моего отеля началась, когда я приехала в маленький курортный город на берегу моря. Мне показалось, что я, наконец, приехала домой. Я никогда не была здесь и ничего не слышала об этом городе, пока не возникла необходимость уладить дела с дочерней компанией нашей фирмы и приехать в соседний, крупный город.

Неожиданная находка

В сезон гостиницы были переполнены, и меня поселили здесь, и весь следующий свободный день я гуляла по городу, по берегу моря, и меня не оставляло чувство обретенной свободы, уюта и радости. Уже давно я, наверное, как и все городские жители, закованные в обязанности будничного тлена, не ощущала той радости, как в детстве: от белых пенных брызг, от радости, волной протекающей через разогретое солнцем тело, погружающееся в зеленоватую воду, от ветра, треплющего волосы, не скованные забралом прически.

Иногда я думаю: что, если не сама судьба, привела меня сюда? Тысячи мелочей сложились в единое целое и вывели меня на тропинку, в конце которой под укрытием утеса стоял старый, давно всеми забытый дом. Его растрескавшиеся стены были увиты плющом, скрытые от посторонних глаз балконы были заселены птицами, а разросшиеся розовые кусты скрывали вход. Ветер лениво качал проржавевшую и потерявшую всякую надежду табличку с надписью «ПРОДАЕТСЯ».

Рекомендуем к прочтению:  Образ современной женщины в XXI веке

Я помню, как замерло мое сердце и перехватило дыхание, когда я шагнула в сумрак всеми забытого мира. Нагретый воздух во дворе был недвижим, жужжание пчел и запахи диких цветов населяли все пространство, ступени поскрипывали под моими ногами, когда я попыталась подняться…

  • Вы не имеете права здесь быть! – Произнес за спиной чей-то голос.

То, что я увидела, обернувшись, лишило меня дара речи. Позади меня стояла женщина, но это было видно из того, что на голове ее был капор, а дряблую шею перевязывала розовая лента, а далее… далее был спортивный костюм…

  • Простите, – произнесла я, обретя способность говорить, – но здесь есть табличка, и я хотела осмотреть дом.
  • Вы сумасшедшая? Этой табличке уже лет пять! – Она счистила рукой пыль со скамьи и села.
  • Значит, дом не продается? – Я сделала неуверенный шаг назад по лестнице.
  • Кто вам это сказал? Продается… Я соседка, присматриваю за ним, просто он никому уже лет двадцать был не нужен, потом нашлись наследники и решили продать, но дом все равно никто не покупает. Неужели и вправду Вы им заинтересовались? Вы же городская штучка. – Поморщившись, сказала дама.
  • Да, – я уже начинала злиться, – а Вы всех покупателей так встречаете?
  • Не кипятись, – женщина встала, опираясь на палку, – если хочешь купить этот дом, то иди в город, там найди одну контору, которая держит этот дом под опекой, они тебе все расскажут. Ты мне понравилась, я вижу, что полюбишь эту старую рухлядь, только учти: это действительно рухлядь. Полы там гнилые, стены кое-где посыпались, запах сырости есть, так как одной стороной он прикреплен к утесу и солнце там не сушит. Меня зовут Соня, живу я недалеко, – с этими словами она заковыляла прочь, а на мое ошарашенное «спасибо» лишь махнула рукой.

Я простояла в нерешительности еще минут десять, а потом, насколько могла, быстро пошла в город. Внутреннее чувство гнало меня искать агентство недвижимости, что продавало этот дом, мне казалось, что там уже толпы желающих, споры разгораются, и стоит он настолько дорого, что у меня никогда не хватит денег. И вот я, наконец, спросив у портье, выяснила, что есть здесь один человек, что продает дома.

  • Вот его адрес, мой сынишка покажет Вам, где его дом. Это близко. – Мужчина свистнул, и на его зов молчаливо явился серьезный мальчуган в больших очках. – Проводи гостью.

Новая жизнь

Я, сопровождаемая бойким мальчуганом, пришла в тенистый двор небольшого домика и увидела спящего головой на столе мужчину, накрытого газетой. Газетный листок приподнимался и падал, строго следуя дыханию. Я чуть потянула за край газеты, на что обладатель роскошных усов сразу проснулся, сел и воззрился на меня, сонными, но негодующими глазами.

  • Я хочу купить дом!

Эти слова произвели мгновенную перемену в настроении его и его дома. Во-первых, он сразу же вскочил и ринулся к своему дому, через минуту оттуда выкатились его жена и несколько маленьких ребятишек, которым я была немедленно представлена. Потом меня усадили за стол и, окружив, молча стали рассматривать.

  • Мне неловко, что я беспокою Вас дома, я гуляла и увидела дом, я хочу его купить. Это очень старый дом, на берегу моря, женщина по имени Соня сказала, что он продается уже лет пять.
  • Дом возле утеса, – спросила подошедшая девушка, – я Дидка, – и протянула мне руку. – Папа — это старый отель.
  • О, это прекрасный выбор. Место, место, такое место, Вы же понимаете: это воздух, вода…
  • Папа! – с нажимом произнесла Дидка.
  • Ну, конечно, отель в не очень хорошем, точнее в очень плохом состоянии, но само место! Если бы я не был так привязан к этому месту, то давно поселился бы там и … – на его глазах выступили счастливые слезы, – и жил бы…
  • Папа!
  • Но Вы должны понимать, что цена — это совсем чуть-чуть плата за…
  • Отель действительно очень стар, – Дидка села на место матери, которая, поняв, что муж в надежных руках, удалилась на кухню. – Он не пригоден для жилья, но если Вы собираетесь отремонтировать его и открыть гостиницу, то лучшего места Вам не найти.

И только тут я поняла, что совершенно не знала, что я буду делать с этим домом. У меня была прекрасная работа, удавшаяся жизнь, много друзей, собственный налаженный быт и приличный счет в банке.

  • Вы хотите открыть отель? – Сквозь дымку мыслей услышала я.
  • Да. – Совершенно не имеющая представления о том, что надо делать с отелем, ответила я.
  • Тогда, наверное, я назову цену, и если мы сможем начать разговор с нее, то тогда я принесу все документы.

Сначала я не совсем поняла, что она говорит о цене – я столько тратила в месяц, а тут мне предлагают целый дом.

  • Мы говорим об аренде?
  • Нет, это цена собственности этого дома.

Месяц я улаживала все дела: увольнялась с работы, объяснялась с окружающими, ссорилась, мирилась, говорила с родителями и с тем мужчиной, которому казалось, что у него на меня есть права. Попутно я пыталась узнать хоть что-то об отелях, их управлении, о строителях и где их можно взять в той стране, куда я собиралась переехать. Возможно, если бы я могла хоть на минуту остановиться и подумать, то совершила бы самую большую ошибку в своей жизни и дала бы задний ход, но я, пребывая на гребне эмоций, катилась с огромной скоростью навстречу своему отелю.

Уладив все дела и собрав остатки сил, я приехала обратно и, поселившись у Дидки, с которой к тому времени подружилась, побежала смотреть на свое детище и на рабочих, которые к тому времени, как я полагала, должны были убрать мусор с территории и приступить к делу.

Моему взору предстала мирная картина: дом был окутан той же тишиной и спокойствием, что и в первую нашу встречу; в солнечном мареве, растянувшись на траве, лежали в разных местах тела строителей. Иногда эти тела шевелились, некоторые из них курили, некоторые просто лежали бронзовыми изваяниями. Я подошла ближе, вторгаясь в этот мир спокойствия и неги.

Строители весело приветствовали меня шутками, загудела жизнь, забурлила радость в молодых мужских головах.

  • И что же это красивая девушка одна бродит здесь, вдали от троп, проложенных людьми? – спросил меня парень, вероятно считающий себя неотразимым.
  • Недавно я купила здесь дом, наняла бригаду строителей и вот приехала посмотреть, как идут дела, – я оглядела притихших ребят.
  • Так Вы и есть хозяйка?
  • Похоже, что так, а вот то, что вы те самые строители – не похоже. Мне рекомендовали квалифицированных специалистов, а я вижу перед собой много ленивых мужчин, – я очень жестоко уязвляла их самолюбие, но дай я сейчас слабину, – буду сама перестраивать отель, а они – греться на солнце.
  • Это неправда, – ответил другой, странно светленький для этих мест, весь в крупных веснушках, – нам не дают здесь работать.
  • Кто? – усмехнулась я.
  • И не дам! – из-за завала поднялась Соня, все в том же капоре и спортивном костюме. – Я не для того это место так долго хранила, чтобы стайка мальчишек разворовала здесь все. Тебя я помню, ты хотела купить этот дом.
  • Я его и купила. А это строители, которых я позвала помочь.

Как мне рассказали потом, строители поначалу пытались что-то делать, но все, что они сделали за день, добросовестная Соня сметала за ночь, возвращая мусор, волоча камни. Они не стали долго сопротивляться старой женщине, видимо берегли ее здоровье, и так они и жили последние две недели: строители загорали, а Соня их сторожила.

Под моим руководством мы все-таки приступили к делу. Я никогда не слышала, чтобы так много сильных и здоровых мужчин так часто жаловались на свое здоровье – казалось, мне досталась бригада хронических инвалидов, которыми они были до обеда и после него, во время рабочего дня, зато к вечеру мы все весело купались и ужинали в местных кабаках.

Рекомендуем к прочтению:  Предназначение мое или как победить страх перемен

Как часто я слышала стоны о помощи, и поначалу бросалась к зовущему, который либо прищемил руку, но стонал так, будто бы ее оторвало, либо царапина считалась за смертельную рану.

Так весело мы провели целую неделю, пока не вернулась Дидка из поездки к родственникам. При ее появлении рабочие как-то подсобрались, перестали жаловаться на болячки и начали работать. Дидка искренне не понимала, почему я так радуюсь – не сделана и малая толика работы, почему не стою над «этими остолопами» с палкой в руках.

  • Дидка, я не знаю, что со мной здесь произошло, но вдруг я поняла, что сюда хотела всю свою сознательную жизнь, мне снился этот дом, – сказала я ей как-то вечером, когда мы сидели во дворе ее дома за бутылкой вина, – я же бросила все: очень успешную карьеру, родственников, любовника, друзей.
  • Здесь море, а значит, твоя душа всегда стремилась к нему, – она встала, захватив бутылку, – пойдем, – и открыла калитку.

Мы вышли на берег, где переливчатым темно-синим бархатом в ночи перекатывалось море, высвечивая золотыми искорками блики луны, сливаясь со звездным небом. Потянуло прохладой и соленым воздухом, я села на уже остывший песок и обняла колени руками, Дидка примостилась рядом, так мы и сидели, передавая друг другу бутылку вина, которое согревало изнутри. Было очень тихо, лишь изредка в зарослях жалобно вскрикивала ночная птица, и слышалось чье-то сопение.

Новое место для будущего

И вдруг я поняла, что поразило меня здесь, притянуло к себе и оставило жить, – здесь было спокойствие, не то надуманное, диванное, разорванное между недоделанными отчетами, выкручиванием в классе йоги и ужинами с другими уставшими людьми… А настоящее, недвижимое счастье, нерушимое, которое прокрадывалось тихонечко внутрь, пропитывало каждую клеточку, вместе с солнцем, песком, морской, соленой водой и пленяло. Я поняла, что останусь здесь навсегда. Я повернулась к Дидке и осознала, что плачу, а та уже давно, свернувшись калачиком, спала на песке.

Под руководством Дидки дела пошли быстрее, и вскоре старый отель стал менять свой облик. Пришлось снести его чуть ли не до основания, все-таки он слишком долго простоял один, чтобы можно было оставить старые стены или полы.

Хотя я ходила по дому и собирала старые предметы, которые там жили до меня, мне казалось, что это преступление – выбрасывать их на помойку, после стольких лет одиночества и заточения на пустых полках. Я нашла два старых тяжелых чайника, и под снисходительные взгляды рабочих начищала их, сидя в тени, наблюдала, как выглядывает медный бок, ловя долгожданное солнце.

Я, заставила, с громкими криками и руганью, вытащить старый буфет из кухни, чудом уцелевший, когда на него упала часть потолка, убедила Виктора (так звали того, с веснушками), что буфет достоин жить, раз он выжил под обломками.

В куче хлама на заднем дворе я насобирала разноцветных бутылок и представила, как украшу ими подоконник в столовой, а Тони, который смешивал цемент, порадовался вместе со мной и сказал, что их хорошо добавлять в фундамент, жаль только мы его не строим.

Когда на меня нападала лень, я бродила по побережью. Однажды, во время своих прогулок я встретила Соню, она сидела на самом солнце, уже без капора, в сарафане нереального сиреневого цвета.

  • Добрый день, – поздоровалась я.
  • А, соседка, – она даже не повернула головы, – опять бродишь как чумная кругами, ты, часом, не чокнутая?
  • Почему? – я была настолько удивлена ее речами, что даже не подумала обидеться.
  • Ну, стал бы нормальный человек прохлаждаться, когда там стройка вовсю? Вот уж и вправду сумасшедшая. А что если эти оборванцы все напортят?
  • Я не умею за ними следить так строго, как следили Вы, – я вдруг поняла, что нашла способ добиться ее расположения и не оставлять моих лодырей без присмотра, потому что как только лень нападала на меня, они моментально ею заражались.
  • Неужели ты думаешь, я куплюсь на такую грубую лесть? – повернулась ко мне старуха.

Теперь работа шла еще быстрее, потому что если раньше работы принимала Дидка по вечерам, то теперь за этим следила Соня весь день. Хотя Соня и солидарна была с рабочими по поводу всех тех вещей, что я собирала вокруг отеля и хотела поселить их там, но больше никогда она не называла меня сумасшедшей.

Время летело незаметно, и вот я уже брожу по комнатам своего отеля, их всего десять для гостей, большой зал, где можно сделать ресторан, хорошая светлая кухня, и, наконец, я добираюсь, до своей комнаты, которая на первом этаже, в другом крыле. Везде еще пахнет свежей краской, и поэтому все окна открыты, и ветер свободно гуляет между моими стенами.

Я всегда завидовала книжным героям, которые на своем пути так легко находили бескорыстных друзей, к ним толпами шли люди с родными душами; я всегда прилагала столько усилий, чтобы найти таких друзей, но как-то слабо у меня получалось. А оказалось, не надо искать, надо просто расслабиться и ничего не ждать, тогда удача сама попросится в твой дом.

Утром меня разбудила Дидка, и я удивленно посмотрела на залитого румянцем, вероятно от вида моих голых плеч, юношу.

  • Это твой дизайнер.
  • Мой кто?
  • Ну что ты хочешь, чтобы гости приезжали в пустые комнаты, выкрашенные белой краской? – Дидка вскинула руки.
  • Давай, вставай, это Михель, у него есть много идей. – Подтолкнула она ко мне молодого человека.
  • Если я встану, у него останется только одна идея, – буркнула я, оборачиваясь простыней.

Дидка расхохоталась, Михель покрылся уже пунцовым румянцем, а я, устыдившись своей шутке, скользнула в ванну.

Идея удалась

Поначалу я очень боялась, когда Михель целыми днями слонялся по отелю и карандашом изрисовывал белые стены, я морщилась, но молчала, так как услышала целую восхищенную тираду по поводу моих безделушек, собранных в прародителе моего отеля. Теперь, спустя долгое время, мне смешно вспоминать, как я боялась за свое детище, которое даже приобрело некоторый вид в руках моих строителей, а я почему-то берегла его от Михеля, чье имя сейчас гремит по всей Европе, как лучшего дизайнера, последних лет.

Однажды он вечером зашел ко мне в комнату, когда я уже спала, и присел на край кровати. Сквозь сомкнутые ресницы я долго наблюдала за ним, а он за мной, потом он встал и вышел. Мне было странно, потому что я не заметила, чтобы этот мальчик питал ко мне нежные чувства, называемые любовью. Он был счастливчик: Любовь у него была уже одна на всю жизнь – его Работа. Немало женщин пострадает, стараясь выдернуть этого, в будущем сильного, красивого, темноволосого мужчину, из водоворота его проектов.

Утром следующего дня он снова явился, уже волоча за собой кучу бумаги.

  • Я закончил, – сегодня у него были красные, бессонные глаза, и ему было абсолютно наплевать, в чем я одета – он дышал своими мыслями. – я принес эскизы.

На стол передо мной стало ложиться будущее моего отеля. Я не могла вымолвить и слова. Он соткал из тонких карандашных линий на белых стенах, из своих мыслей, из каких-то образов, живую мечту. Для каждого гостя здесь был уготован свой островок отдыха, свой отдельный, не похожий на другой, мир, разноцветный, спокойный, хаотичный или затуманенный спокойствием. Я задохнулась в эмоциях, когда на стол лег очередной эскиз. Палево-бежевые, белые тона, струящиеся занавеси, свежий утренний воздух, я так живо представила себе это.

  • Это дизайн Вашей комнаты. Вы вчера спали, я пришел и долго смотрел на Вас, и родился этот образ.

Я чуть не задушила его в объятиях. Мы послали соседского мальчишку за Соней и Дидкой и до позднего вечера пили вино, ели прожаренное на решетке мясо и радовались тому, что скоро мы откроем двери нашего отеля.

Рекомендуем к прочтению:  Аромат уюта или духи для дома

И действительно, такой день настал, мы успели как раз к сезону. Мы делали открытки с нашими видами, договаривались с туристическими фирмами, готовили персонал, что было задачей непостижимой сложности. По-моему, я еще никогда так много не работала и никогда не была так счастлива, как в тот день, когда порог переступил наш первый гость.

  • Ну и угораздило построить отель в такой дыре, — это была его первая фраза.
  • Добрый день, – я стояла совершенно сбитая с толку, с приклеенной улыбкой, – Вы, вероятно, господин Штафель?
  • Штафель, Штафель. Я Вас спросил: кто подсказал Вам испортить репутацию Вашего отеля таким отвратительным подъездом к нему, а? Я, по-моему, оставил половину деталей на дороге.

Тут пришла моя очередь изумиться:

  • Вы что – забрались сюда на машине?
  • А, по-Вашему, я должен был прилететь на самолете?
  • Просто до Вас этого никто не мог сделать. И поэтому мы организовали парковку внизу. А оттуда Ваши вещи подняли бы сюда.
  • Да не видел я никакой парковки, спросил какую-то старую каргу о том, как лучше проехать, – она мне показала дорогу над морем.
  • Ок, господин Штапель, я думаю, что эта дорога уже позади. Я могу показать Вам Вашу комнату? – Я не стала развивать тему дальше, но мысленно решила поговорить с Соней за такие шутки с постояльцами. Дорога над морем никак не подходила, для проезда, и для меня до сих пор остается загадкой, как он по ней проехал.
  • Если она окажется такой же отвратительной, как и дорога, я сразу же уеду.

Но он никуда не уехал, да и теперь, каждый раз бывая в нашем городе, останавливается у меня в отеле.

Время текло незаметно, отель уже был заполнен, места расписаны на три месяца вперед. Соня, я и Дидка, мы хорошо справлялись. Наши гости привозили нам сувениры из разных стран, советовали рецепты разных блюд, и, бронируя номер на следующий сезон, говорили: «именно, мою комнату».

Однажды приехали мои родители. Они долго и молча осматривали отель, кивали друг другу, сказали, что, по их мнению, было бы лучше сделать, но я видела: им все понравилось и они рады, что у меня все получилось – моя безумная затея приобрела реальные очертания, она развивается.

А потом внезапно нагрянула любовьА потом, потом пришла Любовь. Это было так неожиданно, спонтанно, ярко… Все было, как в слезливом женском романе. Он приехал посмотреть, кто же все-таки покусился на отель, принадлежащий его дальним родственникам. Я увидела его в дверях, и небо заиграло всеми красками жизни. Он нашел меня достаточно милой, чтобы влюбиться, я нашла его достаточно красивым, чтобы потерять голову.

Нас словно кружила музыка, идущая из недр земли, укачивали травы в лугах, где мы скрывались от людских глаз; нас обнимало море, давая надежный приют нашей любви во многих своих бухточках и лагунах. Мы радовались, как дети, как люди, которые когда-то потеряли друг друга, но все время искали свою утерянную радость в водовороте жизни. Соня и Дидка только качали головой, глядя на меня, но молчали.

  • Ты ничего не путаешь? – спросила меня как-то Дидка за завтраком, – Ты уверена, что это любовь? Ну что это – то самое?…
  • Дидка, какая же ты смешная. – Я закружила ее по кухне. – Да я никогда не была так счастлива, никогда еще мне не хотелось растаять в мужских глазах, никогда еще не было так страшно даже от оттенка той мысли, что я могу его потерять! Никогда я не желала сидеть подле кого-нибудь и просто смотреть, как он спит. Дидка, это как воздух, без которого нельзя жить, как шум моря, без которого я себя теперь не мыслю, это такое поглощающее чувство, Дидка, я не смогу это рассказать… Просто посмотри внимательно в мои глаза, и в них ты увидишь его отражение…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *